М. Трепашкин

Весь судебный корпус Краснодарского края - оппоненты судьи-разоблачителя Дмитрия Новикова

Весь судебный корпус Краснодарского края - оппоненты судьи-разоблачителя  Дмитрия Новикова

(Верховный  Суд  РФ  принял  решение  о  рассмотрении  жалобы  на  действия  следователя  в  районном  суде  другого  субъекта  Российской  Федерации).
voin

Сегодня,  22 января 2013 года, в Верховном Суде РФ состоялось судебное заседание по разрешению  вопроса об изменении территориальной подсудности  по  рассмотрению жалобы защитника судьи Новикова Д.В. – Калугина В.В.,  поданной в порядке ст.125 УПК РФ на постановление следователя по особо важным делам СУ СК РФ по Краснодарскому краю подполковника юстиции Касьяна Т.В.

Почему приходится рассматривать такую жалобу районного  масштаба  аж у заместителя Председателя Верховного Суда РФ Толкаченко А.А.  в зале Президиума Верховного Суда РФ?

Главная  причина  в  оценке  поступка   судьи Дмитрия Новикова,  которому вдруг,  после  ряда  его разоблачительных  заявлений  в  СМИ о  бардаке  в  судейском  сообществе,  стал оппонировать весь судебный корпус Краснодарского края  из-за того,  что он не пошёл на поводу у своих коллег, не струсил  и  не  замолчал,  а открыто заявил всему судейскому сообществу и в целом россиянам ПРАВДУ о беспределе в системе судебной власти,  о  существовании  коррупционных поборов  и  тому  подобных  явлений (http://blog-trepashkin.livejournal.com/16654.html; http://www.youtube.com/watch?v=SYg_is0Pg2s);  http://rapsinews.ru/judicial_news/20120216/260256109.html);

http://www.youtube.com/watch?v=h5l97n0SYgc.

Вот и заместитель Председателя Верховного Суда России Лебедева В.М. – Толкаченко А.А. сегодня своим постановлением от 22 января 2013 года тоже установил (подтвердил), что «…в качестве оппонента Новикова Д.В. выступил Совет судей Краснодарского края, то есть фактически весь судебный корпус, написав представление о возбуждении уголовного дела в Следственный комитет России».  Поэтому  принял решение  о  передаче  жалобы  на  рассмотрение  не  по  месту   нахождения  следственного органа,  где  работает  ответчик, где  судьи  имеют неприязнь  к  Новикову,  а  в  Таганский районный  суд  города  Москвы,  то  есть  суд совершенно  другого  субъекта  Российской  Федерации.  В  силу  исключительных  обстоятельств.  (Текст  решения  смотрите  ниже).

«Один против всех не сголдиш (не сговоришь)», - гласит  русская пословица. nbsp; Однако,  шум  гвалта  должен  привлечь  внимание  более  широкой  общественности,  чтобы  отреагировать соответствующим образом.

P.S. Кто  неравнодушен  к  беззакониям  в судебной  системе  нынешней  России  приглашаются  на  процесс  в  Таганский  районный  суд города  Москвы.

Адвокат nbsp;Виктор Бородин

Адвокат   Михаил Трепашкин

23 января 2013 года

2013-01-22_Novikov_VSRF_distric_01

2013-01-22_Novikov_VSRF_distric_02

2013-01-22_Novikov_VSRF_distric_03



odin
  Или выиграть бой!

М. Трепашкин

Не всегда коту масленица, а СК РФ - беззаконие

Не  всегда  коту  масленица,  а  СК  РФ  -  беззаконие

kam1

Collapse )


М. Трепашкин

Очередная приятная дурилка

Очередная   приятная  дурилка

(заметки  адвоката)

Trepashkin

«Ничего принципиально нового в этом документе нет»

глава общественной наблюдательной

комиссии Москвы Валерий Борщев.

           Большой  ажиотаж  в  СМИ  вызвало  принятие  нормативного  акта,  регламентирующего  оказание  медицинской  помощи  лицам, находящимся в  местах  лишения  свободы,  включая  находящихся  под  стражей,   -  «Правила оказания медицинской помощи лицам, заключенным под стражу или отбывающим наказание в виде лишения свободы...»  (http://xn--h1akkl.xn--p1ai/structure/medicine/pravila-okazaniya-meditsinskoy-pomoshchi.pdf).

       Даже  многие  правозащитники nbsp; поспешили  воспринять  это  как  открытие  чего-то нового (http://www.gazeta.ru/social/2013/01/10/4918445.shtmlhttp://www.firstnews.ru/opinions/435076/).    Мое  мнение,  что  все  это новшество -   ничего иное,  как  изобретение  велосипеда,  то  есть  то  новшество,  которое  является  забытым  старым.  Опытный  в  делах  российской  ФСИН  Валерий  Брщев  придерживается  такого же  мнения (http://www.newizv.ru/society/2013-01-11/175672-zakljuchennye-smogut-lechitsja-v-obychnyh-bolnicah.html).  Более  того,  я  скажу,  что  эти  Правила  могут  оказаться  очередной  дурилкой  для  тех,  кто ожидает  положительных  перемен  в  оказании медицинской  помощи  зэкам.  Думаю,  что никто не  сомневается,  что Правила  эти  появились  в  связи  с  фактом  гибели  в  СИЗО юриста  Сергея  Магнитского,  вызвавшего  широкий  общественный  резонанс.  Резонанс  этот появился  от  правовой бездеятельности  сотрудников  ФСИН,  прокуроров  (если  еще  сохранились  блюстители  за  законностью),  следователей, судей.  Бездеятельность  появилась,  прежде  всего, от  установившейся  государственной  политики -  давить  зэков до  конца,  и  от   безграмотности  названных  бездеятелен. Однако,  по  порядку  и  поближе  к  теме.

       Почему   Правила  не  являются  новшеством  в  нашем  законодательстве?

         В  России  существовал  старый  и  почти  такой  же  закон  новый  существует. Это Федеральный закон от 21 ноября 2011 года № 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации".  В  нем  (в  ЗАКОНЕ,  а  не  в  каких-то Правилах)  четко  обозначены  права  лиц, находящихся  под  стражей  и  в  местах  лишения  свободы,  на  охрану  своего здоровья:

«Статья 26. Права лиц, задержанных, заключенных под стражу, отбывающих наказание в виде ограничения свободы, ареста, лишения свободы либо административного ареста, на получение медицинской помощи.

1. Лица, задержанные, заключенные под стражу, отбывающие наказание в виде ограничения свободы, ареста, лишения свободы либо административного ареста, имеют право на оказание медицинской помощи, в том числе в необходимых случаях в медицинских организациях государственной системы здравоохранения и муниципальной системы здравоохранения, в соответствии с законодательством Российской Федерации.

2. Беременные женщины, женщины во время родов и в послеродовой период из числа лиц, указанных в части 1 настоящей статьи, имеют право на оказание медицинской помощи, в том числе в медицинских организациях охраны материнства и детства.

3. При невозможности оказания медицинской помощи в учреждениях уголовно-исполнительной системы лица, заключенные под стражу или отбывающие наказание в виде лишения свободы, имеют право на оказание медицинской помощи в медицинских организациях государственной системы здравоохранения и муниципальной системы здравоохранения, а также на приглашение для проведения консультаций врачей-специалистов указанных медицинских организаций в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета, предусмотренных на эти цели федеральному органу исполнительной власти, осуществляющему правоприменительные функции, функции по контролю и надзору в сфере исполнения уголовных наказаний в отношении осужденных.

4. При оказании медицинской помощи в медицинских организациях государственной системы здравоохранения и муниципальной системы здравоохранения сотрудниками органов и учреждений уголовно-исполнительной системы осуществляется охрана лиц, указанных в части 3 настоящей статьи, и при необходимости круглосуточное наблюдение в целях обеспечения безопасности указанных лиц, медицинских работников, а также иных лиц, находящихся в медицинских организациях государственной и муниципальной систем здравоохранения, в порядке, установленном федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний, совместно с уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.

5. Испытание новых методов профилактики, диагностики, лечения, медицинской реабилитации, а также лекарственных препаратов, специализированных продуктов лечебного питания, медицинских изделий и дезинфекционных средств с привлечением в качестве объекта для этих целей лиц, указанных в части 1 настоящей статьи, не допускается.

6. В отношении лиц, отбывающих наказание в учреждениях уголовно-исполнительной системы, договор о добровольном медицинском страховании расторгается.

7. Порядок организации оказания медицинской помощи, в том числе в медицинских организациях государственной и муниципальной систем здравоохранения, лицам, указанным в части 1 настоящей статьи, устанавливается законодательством Российской Федерации, в том числе нормативными правовыми актами уполномоченного федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний, по согласованию с уполномоченным федеральным органом исполнительной власти».

Что  тут  еще  можно  сказать?  Только  исполняй  закон.  Есть  еще  ряд  законов  и подзаконных  актов,  где  расписан  механизм.   Много информации  по этой  теме  опубликовано  на  сайтах  правозащитников (http://zagr.org/275.html).    Проблема  крылась  в  том,  что почти никто из  сотрудников  ФСИН  России  не  хотел  исполнять  эти законы,  даже  руководители. И  ответственности за  это не  несли. 

Те  юристы  и  правозащитники,  которые  читали  эти  нормативные  акты,  добивались  от  сотрудников  ФСИН  и  вызова  «Скорой  помощи»  в  колонию,  и  вывоза  больного  в  гражданское  медицинское  учреждение  не  только на  лечение,  но и на  обследование  и  т.д. и т.п.  К  сожалению,  там,  где  в  этой  помощи  шли отказы,   мало   было  обращений  в  суды  с  доведением  дела  до  ЕСПЧ.

      Почему  сейчас  эти  Правила  могут  оказаться  дурилкой?

      Если  ранее,  в  соответствии  с  Федеральным  законом  "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации",   немало  было  случаев,  когда  больным  предоставляли  медицинскую  помощь  в  гражданских  больницах  (они  лечились  там,  им делали  операции),  то  теперь  со  ссылкой  на  эти  Правила,  будут  вызывать  врачей  только  в  СИЗО  или  исправительные  колонии,  отказывая  помещать  в  гражданские  лечебные  учреждения.  А,  как  известно,  сотрудники  ФСИН  РФ  всегда  пытаются  оказывать  давление на  врачей,  чтобы  те  записывали,  что  человек  не  так  уж  болен,  чтобы  его  не  нужно  помещать  в  больницу,  что он  опасный  и  у  них  нет  средств  для  его  охраны  за  пределами  колонии  (если  врачи  захотят больного  увезти  в  гражданскую больницу,  где  есть  оборудование  для  профильного лечения)  и  т.п.  Сейчас  эта  тенденция  может  усилиться.  А  смерть  лица  под  стражей  прикроют  несколькими вызовами  «Скорой» (мол,  реагировали)  и  запишут,  что  помощь  больному уже была бесполезной.

       Правила  лишь  очередной раз  привлекают  внимание  к  проблеме  оказании  медицинской  помощь  тем,  кто оказался  за  решеткой  (или за колючей  проволокой).  В  этом  их  польза.  А  основная   суть проблемы  -  в  стругом  соблюдении  соответствующих законов!  И  в  ответственности  тех,  кто их  грубо игнорирует.

       Адвокат

                                                                             М.И.Трепашкин

11   января  2013 года




gerb

ПРАВИТЕЛЬСТВО   РОССИЙСКОЙ   ФЕДЕРАЦИИ

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

от 28 декабря 2012 г. №1466

МОСКВА

Об утверждении Правил оказания лицам, заключенным под стражу или отбывающим наказание в виде лишения свободы, медицинской помощи в медицинских организациях государственной и муниципальной систем здравоохранения, а также приглашения для проведения консультаций врачей-специалистов указанных медицинских организаций при невозможности оказания медицинской помощи в учреждениях уголовно-исполнительной системы

В соответствии с частью 3 статьи 26 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» Правительство Российской Федерации постановляет:

Утвердить прилагаемые Правила оказания лицам, заключенным под стражу или отбывающим наказание в виде лишения свободы, медицинской помощи в медицинских организациях государственной и муниципальной систем здравоохранения, а также приглашения для проведения консультаций врачей-специалистов указанных медицинских организаций при невозможности оказания медицинской помощи в учреждениях уголовно-исполнительной системы.

Председатель Правительства

    Российской Федерации                                                                          Д.Медведев



----------------------------------------------------------------------------------------------



УТВЕРЖДЕНЫ

постановлением Правительства

Российской Федерации

от 28 декабря 2012 г.  №  1466

П Р А В И Л А

оказания лицам, заключенным под стражу или отбывающим наказание в виде лишения свободы, медицинской помощи в медицинских организациях государственной и муниципальной систем здравоохранения, а также приглашения для проведения консультаций врачей-специалистов указанных медицинских организаций при невозможности оказания медицинской помощи
в учреждениях уголовно-исполнительной системы

1. Настоящие Правила определяют порядок оказания лицам, заключенным под стражу или отбывающим наказание в виде лишения свободы (далее - лица, лишенные свободы), медицинской помощи в  медицинских организациях государственной и муниципальной систем здравоохранения (далее - медицинские организации), а также приглашения для проведения консультаций врачей-специалистов медицинских организаций при невозможности оказания лицам, лишенным свободы, медицинской помощи в учреждениях уголовно-исполнительной системы.

2. Проведение консультаций врачей-специалистов медицинской организации (далее - консультация) и оказание медицинской помощи в  соответствии с настоящими Правилами осуществляются за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета, предусмотренных на эти цели Федеральной службе исполнения наказаний.

3. Под невозможностью оказания медицинской помощи в   учреждениях уголовно-исполнительной системы понимаются:

а) отсутствие в учреждении уголовно-исполнительной системы врача-специалиста соответствующего профиля или квалификации, оборудования или условий для оказания необходимого объема медицинской помощи;

б) ситуация, при которой отсрочка на определенное время в оказании медицинской помощи, в том числе связанная с ожиданием транспортировки больного в другое учреждение уголовно-исполнительной системы, может повлечь за собой ухудшение его состояния, угрозу жизни и здоровью.

4. В медицинских организациях лицам, лишенным свободы, оказываются все виды медицинской помощи с соблюдением порядков их оказания и на основе стандартов медицинской помощи.

5. Скорая, в том числе скорая специализированная, медицинская помощь оказывается лицам, лишенным свободы, в экстренной и  неотложной форме как в медицинских организациях, так и вне медицинских организаций с учетом соблюдения установленных требований к срокам ее оказания.

Решение о вызове бригады скорой медицинской помощи принимает медицинский работник учреждения уголовно-исполнительной системы, осуществляющий в соответствии с должностными обязанностями организацию и оказание медицинской помощи лицам, лишенным свободы, а в его отсутствие - руководитель этого учреждения или уполномоченное им должностное лицо.

6. Первичная медико-санитарная помощь, специализированная, в том числе высокотехнологичная, медицинская помощь и паллиативная медицинская помощь оказываются в медицинских организациях лицам, лишенным свободы, в соответствии с договором об оказании медицинской помощи, заключаемым между учреждением уголовно-исполнительной системы и медицинской организацией (далее - договор), примерная форма которого утверждается Министерством юстиции Российской Федерации по согласованию с Министерством здравоохранения Российской Федерации.

7. Договор должен содержать следующие положения:

а) виды медицинской помощи, оказываемой медицинской организацией, и режим ее работы;

б) виды, сроки и объем медицинской помощи, которую медицинская организация обязана оказывать лицам, лишенным свободы;

в) расходы медицинской организации по оказанию медицинской помощи лицам, лишенным свободы, подлежащие оплате учреждением уголовно-исполнительной системы, их размеры и сроки оплаты;

г) обеспечение учреждением уголовно-исполнительной системы конфиденциальности полученных от медицинской организации сведений, касающихся состояния здоровья лиц, лишенных свободы, выявленных у них заболеваний и проведенного (необходимого в дальнейшем) лечения.

8. Оказание специализированной, в том числе высокотехнологичной, медицинской помощи и паллиативной медицинской помощи осуществляется в установленном порядке по направлению лечащего врача учреждения уголовно-исполнительной системы, а при отсутствии в учреждении врача или в случае нахождения лица, лишенного свободы, на лечении в медицинской организации, с которой у учреждения уголовно- исполнительной системы заключен договор, - лечащего врача этой медицинской организации.

9. Приглашение для проведения консультации осуществляется в  рамках оказания лицам, лишенным свободы, первичной медико-санитарной помощи.

10. Медицинский работник учреждения уголовно-исполнительной системы в срок, не превышающий 2 часов с момента определения показаний для проведения консультации, информирует о необходимости ее проведения руководителя учреждения уголовно-исполнительной системы, которому представляет в письменной форме соответствующий запрос в медицинскую организацию.

11. Руководитель учреждения уголовно-исполнительной системы в   течение 1 рабочего дня с момента определения показаний для проведения консультации обеспечивает с учетом требований законодательства Российской Федерации в области персональных данных передачу в медицинскую организацию запроса в письменной форме, в том числе при необходимости посредством использования факсимильной либо электронной связи.

12. Руководитель медицинской организации обеспечивает направление врача-специалиста в учреждение уголовно-исполнительной системы:

а) в день поступления запроса, если необходима консультация в рамках оказания медицинской помощи в неотложной форме;

б) в течение 3 дней со дня поступления запроса, если необходима консультация в рамках оказания медицинской помощи в плановой форме.

13. В рамках оказания медицинской помощи лицам, лишенным свободы, врачи-специалисты медицинской организации изучают медицинскую документацию, полученную от учреждения уголовно-

исполнительной системы, проводят медицинские осмотры, обследования и лечение указанных лиц.

14. По результатам оказания в медицинской организации медицинской помощи лицам, лишенным свободы, в медицинскую документацию вносится информация о состоянии их здоровья, в том числе сведения о результатах медицинских осмотров, обследований и проведенного лечения, рекомендации по проведению дополнительных обследований (с указанием необходимого объема обследований), а также по дальнейшему лечению и медицинской реабилитации. Указанные сведения сообщаются лицам, лишенным свободы.

15. Выписка из медицинской документации, содержащая предусмотренные пунктом 14 настоящих Правил сведения, направляется в  сроки, определенные в договоре, в учреждение уголовно-исполнительной системы с соблюдением требований законодательства Российской Федерации в области персональных данных.

16. Медицинская организация оформляет и направляет в учреждение уголовно-исполнительной системы, с которым заключен договор, счета, счета-фактуры, акты об оказанных медицинских услугах, на основании которых учреждение уголовно-исполнительной системы осуществляет в    соответствии с договором оплату понесенных медицинской организацией расходов по оказанию медицинской помощи.

М. Трепашкин

Кассац. опред. по жалобе на малое (не соотносимое новым санкициям) снижение срока Гудовичеву В.В.

Кассационное  определение по  жалобе  на малое  (не  соотносимое новым  санкициям)  снижение срока  Гудовичеву  В.В.

http://www.trepashkin.com/advices/criminal?id=9

http://blog-trepashkin.livejournal.com/75194.html


Gudovich01

Gudovich02

Gudovich03


Collapse )
М. Трепашкин

Будет ли исправлена судебная ошибка 10-летней давности по иску к Апиновой А.А.

           Будет  ли  исправлена  судебная  ошибка 10-летней  давности  по  иску  к  Апиновой  А.А.

(заметки  адвоката)

Trepashkin

nbsp;    Жительница  города  Москвы  пенсионерка  Апинова  А.А.,  имеющая  еще на  иждивении  парализованного  мужа -  майора  ФСБ  РФ,    почти  10  лет  платит  деньги  из  своей  пенсии  из-за   ошибки  судьи  Солнцевского районного  суда  города  Москвы Пронякина  А.Д.    Ошибка  была  в  том,  что  при  вынесении  судебного решении умышленно  либо  по незнанию  применена  не  та  норма  закона,  а  вторая  норма  применена   с  умышленным  искажением  текста  (см.  ниже).

nbsp;   Трагичность  очевидной  ситуации  в  том,  что  суды не хотят  исправлять  свои  ошибки  и  отменять  заведомо неправосудное  решение.  В  судебных  тяжбах  Апиновой  А.А. проведено  10  лет. 

nbsp;   Чтобы  достучаться  до  сознания  судей,  то  есть  чтобы  они  хотя  бы  обратили  внимание на  то,  что  норма  закона  применена не  та,  пришлось обратиться  к  специалисту  высочайшей  категории   С.И.Зернову  (см.  ниже).

nbsp;  Как  отнесется  суд  к  мнению  ученого,  примет  он  его  выводы  к  сведению  или снова  оставит  в  силе  очевидные  для  всех  несуразицы,  покажет  новый  судебный процесс,  который  начался  в  Солнцевском  районном  суде  города  Москвы.

nbsp;    Сторона  истца -  Лазутиной А.А.  в  своих  возражениях  указывает,  что Конституционный Суд РФ   в Постановлении  от 26 февраля 2010 года N 4-П говорит  о  возможности  пересмотра  по  вновь  открывшимся  обстоятельствам  только  после  решения  Европейского  суда  по  правам  человека,  а  во  всех  остальных  случаях  старые  дела  пересмотру не  подлежат.  Считаю,  такую  позицию  ошибочной.   Свою  точку  зрения  изложил  в  заявление,    текст  которого приведен  ниже.

nbsp;     Адвокат

nbsp;                                                          М.И.Трепашкин

nbsp; 3  января  2013 года.


Приложение №1 Заявление о пересмотре решения суда по вновь открывшимся обстоятельствам ( в соответствии со ст.394 ГПК РФ).

Приложение №2 Заключение специалиста Зернова С.И.

Приложение №3 Обоснование заявления о пересмотре решения суда по вновь открывшимся обстоятельствам.

Текст приложений можно посмотреть ЗДЕСЬ.

М. Трепашкин

Ваша честь я осужден за убийство мертвого человека

«Ваша честь я осужден за убийство мертвого человека»

(заметки  адвоката)

glaz

nbsp;    Больше  всего,  чего   мне  хотелось  бы  пожелать гражданам  России  в  Новом  2013 году,  это   справедливого  суда.  Грамотных,  умных  и  справедливых  судей.  Судебных  решений  только основанных  исключительно на  законе.

nbsp;     К  сожалению,  как  и  в  первом  десятилетии  нового столетия  (http://pravorub.ru/personal/14979.html),  так  и  во  втором  мы  сталкиваемся  в  большинстве  случаев  с  безграмотными,  незаконными  судебными  решениями. 

nbsp;    В  подтверждение  своих  доводов  приведу  лишь несколько  судебных  решений  Московского  городского  суда  за  декабрь  2012 года.

1.               Приговор  Никулинского  районного  суда  гор.Москвы (судья Черняк Е.Л.) и  кассационное  определение  судебной  коллегии  по  уголовным  делам  Московского городского  суда  в  отношении  Миминошвили  Тенгиза  Валерьяновича являются  наглядным  примером  московского несправедливого  правосудия.

Миминошвили  Т.В.  явно незаконно  вменены    6  эпизодов  вымогательства   в 1996  году,  которые  квалифицированы  по  недействующему  в  то  время  закону,  то  есть  по   п. «а»  ч.3  ст.163 УК  РФ.

Общеизвестно,  что  статья 163  Уголовного кодекса  Российской  Федерации  введена  в  действие  с  1  января  1997 года  (см.Федеральный  закон  от  13  июня  1996 года  №  64-ФЗ  «О  введении  в  действие  Уголовного кодекса  Российской  Федерации»).

В  указанное  время  в  соответствии  с  Федеральным  законом  от  1  июля  1994  года  №  10-ФЗ ействовала  ст.148  УК  РФ  (с  1  июля  1994  года  по  31  декабря  1996 года).  Она  была  мягче  по  санкциям  по  сравнению  со  ст.163  УК  РФ и,  кроме  того,  по  деяниям  1996  года  давно  истек  срок  давности.

2.               Приговор  Пресненского районного  суда гор.Москвы  (судья  Шипиков  А.И.)  и  кассационное  определение  судебной  коллегии  по  уголовным  делам  Московского  городского  суда   в  отношении  Вахонина  И.А.  и  Герасимовича  В.В. 

Установлено,  что  потерпевшая  Волобуева  А.И.  уже  после  осмотра  ее  милицейским  экспертом-медиком получила  новые  телесные  повреждения,  то  есть  уже  после  совершения  вменяемого  Вахонину  И.А.  и  Герасимовичу  В.В. преступления.  Эксперты  высшей  квалификации  указывают,  что  даже  по  окраске  синяков  они  не  могли  быть  причинены  во  время  совершения  преступления.  Другие  эксперты  указывают,  что  синяки  на  теле -  нарисованы.

Судьи  указывают,  что  мама,  «папа»  и  близкие  видели  потерпевшую  с синяками.  И  никто не  удосужился  поинтересоваться  по  материалам  уголовного дела,  почему  свидетели  показывают  об  одних  обстоятельствах  (их  показания  подтверждаются  более  20  судебными  экспертизами),  а  родственники  показывают  совсем  о  другом.  Тем  не  менее,  судьи  пишут,  что  противоречивые  показания  самой  потерпевшей  и  ее  близких  родственников  -  это  «согласующиеся  между  собой доказательства»  виновности.  То  ли  не  имеют  представления  о  человеческой  логике,  то  ли  уровень образования  такой  низкий. 

3.               овсем  недавно  я  писал,  как  по  уголовному  делу  в  отношении  Данилова  Игоря   судья  Ротанова  Е.К.    написала  откровенную  отписку, ничего  общего не имеющую  с  законным  обоснованием  отказа  в  удовлетворении надзорной  жалобы (http://blog-trepashkin.livejournal.com/75527.html). И  вот  снова  проявилось  ее  «творчество»  в  ответе на  надзорную  жалобу   по делу  Щербакова  А.А.   

Коротко  поясню  суть  жалобы.  Щербакову  А.А.  вменили в  вину  то,  что  16  мая  2011 года  в  ходе  драки  были  причинены  телесные  повреждения  гражданину  Петрову В.И.,  от  которых  последний  скончался.  При  ознакомлении  с  материалами  уголовного дела  обнаружился  документ -  квитанция   из  морга   о  том,  что  труп  Петрова  В.И.  поступил  к  ним  еще  14  мая  2011 года.   Суд не  придал  этому  документу  никакого значения.  Ни  одному  из  фигурантов  дела  труп не  показали,  чтобы  определить,  а  этот ли  человек  участвовал  в  драке  16  мая  2011 года.

Мною  был направлен  для  уточнения  адвокатский  запрос  в  адрес  администрации  Ваганьковского  кладбища,  откуда  пришел  ответ,  что  дата  смерти  Петрова  В.И.  именно  14  мая  2011 года,  а  дата  захоронения  21  мая  2011 года.

Таким  образом,  из  официальных  документов  следовало,  что не могла  быть драка  с  Петровым  В.И.  16  мая  2011 года,  если  в  морг  труп  поступил  еще  14  мая  2011 года.

Если  следовать  материалам  уголовного дела,  то   труп  поступил  на  экспертизу  16  мая  2011 года,  то  есть сразу  после  случившегося.  В  таком  случае  время  наступления  смерти определяется  с  большой  точностью.  Однако,  эксперт  дал  очень  большой  промежуток  времени  и  без  учета нахождения  трупа  в  замороженном  состоянии.  Тем  не  менее,  судья  Московского городского  суда  Ротанова  Е.К.  сославшись  лишь  на  сомнительные  выводы  экспертизы,  отказала  в  удовлетворении надзорной  жалобы.  А  как  же  быть  с  официальными  документами?  Это  ее,  мол,  не  касается.   А  вот  мать  сидящего  в зоне  Щербакова  А.А.  это  касается.  Поэтому  она  вынуждена  писать  письма  в  адрес  председателя  Московского городского  суда  Егоровой  О.А.  и  спрашивать,  как  можно  осудить  человека  за  убийство  трупа   (см.  ниже).

Petrov

Не  на  свободе  ли  убийца  Петрова?

За  2012 год  таких  судебных  решений  можно  привести  сотни  только  по  Москве.  Юридическая  дикость!  В  чем  причина?  В  том,  что  судьи  -  выходцы  из  секретарей,  получившие  поверхностное  образование на  заочных  отделениях  и  мало  разбирающиеся  в  уголовном  праве?  Или  это результат  требования  от  вышестоящих  инстанций  «стабильности  судебных  решений»  (читай: оставлять  в силе  даже незаконные  приговоры),  где  оправдательных  почти не  должно  быть?

Мосгорсуд – не  самая  высокая  судебная  инстанция,  выносящая  незаконные  приговоры.  Меня  очень  поразила  позиция  представителя  Генеральной  прокуратуры  РФ  и  председательствующего  в  СК  по  уголовным  делам  Верховного суда  РФ  при рассмотрении  надзорной  жалобы  в  отношении  Пьянкова  Е.Л.,  когда  они  заявили,  что  опрос  свидетеля  -  не  процессуальный  документ.  Конституционный  Суд  РФ  в  своих  решениях  многократно  разъяснял,  что   опрос  -  доказательство  защиты,  получаемое  в  соответствии  с  УПК  РФ  (ч.3  ст.86).   А  судьи  даже  Верховного Суда  РФ   твердят,  что  это  не  процессуальный  документ.  Причина  того,  что  они  заняли  таку.  Позицию  тупизма  очевидна:  опрос  свидетеля  Ершова  раскрывал  механизм  фабрикации  материалов  уголовного дела  в  отношении  Пьянкова  Е.Л.,  а  им  никак  не хотелось  отменять приговор  и отпускать невиновного  человека  из-под  стражи.   Ведь  ответственности  за  посадку  невиновного  -  никакой, даже  если  он  умрет  в  зоне.  А  вот  прекращать  уголовное  преследование  в  отношении невиновных  и  оправдывать их  -  это  преступление  перед  руководством,  ибо нарушается  т.н.  «стабильность  судебных  решений».

К  сожалению,  граждане  России,  народные  избранники  в  Государственной  Думе  России  не  думают  о  том,  что завтра  они  могут  попасть  под  такой  же  каток  беззакония  малограмотных  судей  (или  судей-беспредельщиков). Судьбы  людей  все  же должны  быть  в  руках  профессионалов!   И  уверен,  что тогда  зоны  опустеют  процентов  на  30  как  минимум.

Адвокат,  к.ю.н.

nbsp;                                                            М.И.Трепашкин

nbsp;                                

4  января  2013 года

http://otvet.mail.ru/question/58883813 Тоже  актуальный  вопрос.



Приложение №1 Кассационная жалоба по делу Миминошвили Т.В. (адвокат М.И. Трепашкин)
Приложение №2 Надзорная жалоба по делу Щербакова А.А. (адвокат М.И. Трепашкин)
Приложение №3 Надзорная жалоба по делу Щербакова А.А.  (мама Щербакова О.В.)
Приложение №4 Постановление судьи Ротановой Е.К.

Чем  больше  будет  оправдательных  приговоров,  тем  лучше  качество  предварительного расследования.

Прочитать полностью все приложения можно здесь.

М. Трепашкин

Новое звание в ГСУ СК РФ по Московской области

Новое  звание  в  ГСУ  СК  РФ  по  Московской области

(заметки  адвоката)


zvanie

nbsp;   Как  быстро  меняются  события  в  жизни нашей  страны,  даже  не  успеваешь  следить за  всеми  новостями.  

nbsp;   Сегодня  в  СИЗО  №  6  подписали  протокол  об  ознакомлении  с  материалами  уголовного дела  в  отношении  адвоката  Шукайло  Ю.Д.  из  подмосковного города  Дмитрова.  Как обычно,  много  удивительного  и невероятного  в  квалификации  деяний (и  вынесение  постановления  о  привлечении  в  качестве  обвиняемого  по  деяниям,  где  давно истек  срок  давности,   и  придуманный  состав  мошенничества,  которого нет  даже  в  УК  РФ,  и  т.п.), что  свидетельствует  о  том,  что  Шукайло  Ю.Д.  кому-то не  угодил  и  дело  решили  просто  состряпать.

nbsp;    Однако,  больше  всего  меня  удивило  то,  что,  согласно  многочисленным  документам  уголовного  дела,   в  ГСУ  СК  РФ  по  Московской области  появилось  новое  звание  -  старший  полковник  юстиции,  а  я  не  знаю,  когда  же  оно  было  введено  в  действие  на  территории  Российской  Федерации.    Вот  таких  документов  в  уголовном  деле  не  менее  десятка,  поэтому  описки  быть не может,  ведь  это  серьезные  документы,  в  которых  все  должно проверяться  и  сверяться.  nbsp;    

post01

post02

nbsp;      Помню,  как  в  конце  90-х  годов,  когда  подполковник  запаса  ФСБ  РФ  Путин  В.В.  был  назначен  Директором  ФСБ  РФ,  получив  возможность  командовать  опытными  чекистскими  генералами,  в  верхах стали  поговаривать,  что  будет  введено  специально  для него новое  звание  «генерал-подполковник». 

nbsp;    Думал,  что  звание  «старший  полковник  юстиции» -  тоже  лишь  разговоры. Однако  документы  свидетельствуют  о  том,  что  некоторые  уже  пишут  себе  такое  звание,  а  значит,  оно  реалия....  Пропустил  к  своему  великому  стыду  как юрист  издание  соответствующего  указа.

nbsp;    Коллеги,  господа  юристы,  поясните  мне  несведущему,  когда  все  же  было  введено  звание  «старший  полковник  юстиции»,  которым  обладает  г-жа   Спасская  И.А.  – руководитель   первого  следственного отдела  второго управления  по  расследованию  особо  важных  дел  ГСУ  СК  РФ  по  Московской области?

nbsp;      Адвокат

nbsp;                                                      М.И.Трепашкин

26  декабря  2012 года.

М. Трепашкин

Печальная весть.

Shaklein

nbsp;    Татьяна  Монахова  сообщила  весть,  которая  сильно  опечалила  не  только  меня,  но и  тысячи других  граждан.  В  больницу  попал  в  тяжелом  состоянии  известнейший и  один  из  старейших  правозащитников  России  Шаклеин  Владимир  Андреевич.

nbsp;    От  жены  Владимира Андреевича известно,  что сегодня рано утром его увезли
в больницу. Накануне вечером он ни на что не жаловался, а в три часа ночи она услышала его крики и вызвала «Скорую». Врачи предполагают, что у него была кратковременная остановка сердца, клиническая смерть.

nbsp;     Перед этим Владимир Андреевич ездил в Хабаровск и Нижний Тагил, пытаясь защитить майора Матвеева, у которого даже нет адвоката. Жена Шаклеина считает, что   Владимир  Андреевич надорвал свои силы.

nbsp;      Несколько  дней  назад  мы  встречались  с  Владимиров  Андреевичем  в  «Мемориале»  в  Москве,  где  обсуждали  вопросы   защиты  майора Игоря Матвеева,  преследуемого  за  разоблачительные  высказывания  против  коррумпированных  чиновников  Минобороны.

nbsp;      Ничего  беды  не  предвещало.

nbsp;       В  России  нет,  наверное,  даже  отдаленного  уголка,  куда  бы  Шаклеин  Владимир  Андреевич  не  приезжал, чтобы  оказать  юридическую помощь  людям,  чьи конституционные  права  грубо  попирались  чиновниками  власти.  Официальные  наши уполномоченные  по  правам  человека  не  могут  сравниться  по  объему  работы  с  той,  котрую  выполнял  один  (без  аппарата  помощников)  Шаклеин  В.А.

nbsp;    Будем  надеяться,  что  все  обойдется  благополучно  и  здоровье  Владимира  Андреевича восстановится.  Такие  люди очень нужны  нашему  обществу!

nbsp;    М.Трепашкин

М. Трепашкин

Кое-что о ШИЗО, ДИЗО¸ одиночных камерах, ПКТ, ЕПКТ, СУСе, БУРе, карцере

Кое-что  о  ШИЗО, ДИЗО¸  одиночных  камерах, ПКТ,  ЕПКТ,  СУСе,   БУРе,  карцере

(комментарий  адвоката)

  zona

   Сразу  отмечу,  что  упомянутые  выше  термины  относятся  к  мерам  взыскания,  налагаемым и  применяемым к  нарушителям  режима  отбывания наказаний.   Некоторые  отличия  условий  содержания  осужденных  указаны  в  ст.ст.117-118  УИК  РФ  (см.  ниже),  Правилах внутреннего распорядка исправительных учреждений (утв. приказом Минюста РФ от 3 ноября 2005 г. № 205)  и некоторых  нормативных  актах.

        К  сожалению,  нет  четких  правовых  критериев  для  применения  той  либо иной  меры взыскания,  что  позволяет  сотрудникам  УИС  манипулировать  размытыми  общими  фразами и субъективно применять  названные  взыскания и  усиления  режимов  по  своему  усмотрению к  тому  либо иному  осужденному  в  зависимости  от  возникшей  неприязненности  или  симпатии (последнее,  правда,   почти  исключено),  а  также  проводить  свои  решения через  местные  суды.  Как  правило,  суды  просто  переписывают  в  постановления  те  формулировки,  которые  формально  записаны  в  представлениях  администрации  исправительных  учреждений. Пример  см. здесь: http://www.hroniki.info/?page=news&id=2287

         Четкие  правовые  основания для  помещения  осужденного  в  одиночную  камеру,  в  ПКТ,  ЕПКТ  -  это  проблема,  требующая  проработки.

          К  сожалению,  часть 1  статьи  117  УИК  РФ  очень  размытая  и  насыщена  общими  фразами,  позволяющими  за  одно и  то же   правонарушение  применить  разные  меры  взыскания.  Вот  как  она  изложена:

                 «Статья 117. Порядок применения мер взыскания к осужденным к лишению свободы.

1. При применении мер взыскания к осужденному к лишению свободы учитываются обстоятельства совершения нарушения, личность осужденного и его предыдущее поведение. Налагаемое взыскание должно соответствовать тяжести и характеру нарушения. До наложения взыскания у осужденного берется письменное объяснение. Осужденным, не имеющим возможности дать письменное объяснение, оказывается содействие администрацией исправительного учреждения. В случае отказа осужденного от дачи объяснения составляется соответствующий акт. Взыскание налагается не позднее 10 суток со дня обнаружения нарушения, а если в связи с нарушением проводилась проверка - со дня ее окончания, но не позднее трех месяцев со дня совершения нарушения. Взыскание исполняется немедленно, а в исключительных случаях - не позднее 30 дней со дня его наложения. Запрещается за одно нарушение налагать несколько взысканий.

2. Выговор объявляется в устной или письменной форме, остальные взыскания только в письменной форме. Взыскание налагается постановлением начальника исправительного учреждения или лица, его замещающего.

3. Дисциплинарный штраф налагается только за нарушения установленного порядка отбывания наказания, перечисленные в части первой статьи 116 настоящего Кодекса. Взысканная сумма дисциплинарного штрафа перечисляется в федеральный бюджет.

4. Перевод осужденных в помещения камерного типа, единые помещения камерного типа и одиночные камеры, а также водворение в штрафные и дисциплинарные изоляторы производится с указанием срока содержания после проведения медицинского осмотра и выдачи медицинского заключения о возможности нахождения в них по состоянию здоровья. Порядок проведения медицинского осмотра и выдачи указанного медицинского заключения определяется федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний, по согласованию с федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере здравоохранения.

5. К осужденным, переведенным в помещения камерного типа, могут применяться все меры взыскания, кроме перевода в помещения камерного типа.

6. К осужденным, переведенным в единые помещения камерного типа, могут применяться все меры взыскания, кроме перевода в помещения камерного типа и единые помещения камерного типа.

7. Осужденные женщины, имеющие детей в возрасте до трех лет в доме ребенка исправительного учреждения, и осужденные женщины, освобожденные от работы по беременности и родам, а также осужденные, являющиеся инвалидами I группы, в штрафной изолятор, помещения камерного типа и единые помещения камерного типа не переводятся.

8. Если в течение года со дня отбытия дисциплинарного взыскания осужденный не будет подвергнут новому взысканию, он считается не имеющим взыскания».

Достаточно  сказать,  например, что  нередко  к  одинаковой  тяжести  относят  следующие,  не  сопоставимые  действия:

а)   у  осужденного обнаружено  лекарство  против  грибка -  нитрофунгин (его нельзя  пить,  оно годно лишь  для  лечения)  и

б)  у  осужденного обнаружена  бутылка  водки.

Наказывают  одинаково,  не разбираясь  в умысле.  Я  это  утверждаю,   исходя  из  конкретных  случаев.  Ясно,  что это не  идентичные  действия  и  наказания  должны  быть различные.

Более  четко  в  законе  прописаны  условия  содержания  осужденных:

«Статья 118. Условия содержания осужденных к лишению свободы в штрафных изоляторах, помещениях камерного типа, единых помещениях камерного типа и одиночных камерах.

1. Осужденным к лишению свободы, водворенным в штрафной изолятор, запрещаются свидания, телефонные разговоры, приобретение продуктов питания, получение посылок, передач и бандеролей. Они имеют право пользоваться ежедневной прогулкой продолжительностью один час.

2. Осужденные, переведенные в помещения камерного типа, единые помещения камерного типа или одиночные камеры в порядке взыскания, имеют право:

а) ежемесячно расходовать на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости средства, имеющиеся на их лицевых счетах, в размере пятисот рублей;

б) получать в течение шести месяцев одну посылку или передачу и одну бандероль;

в) пользоваться ежедневной прогулкой продолжительностью полтора часа;

в.1) осужденным, не допускающим нарушения установленного порядка отбывания наказания в период их нахождения в помещениях камерного типа, единых помещениях камерного типа, время прогулки по постановлению начальника исправительного учреждения может быть увеличено до двух часов в день на срок до одного месяца;

г) с разрешения администрации исправительного учреждения иметь в течение шести месяцев одно краткосрочное свидание.

2.1. К осужденным, содержащимся в штрафном изоляторе, помещениях камерного типа, единых помещениях камерного типа, одиночных камерах, по их просьбе приглашаются священнослужители, принадлежащие к зарегистрированным в установленном порядке религиозным объединениям, по выбору осужденных.

3. Осужденные, водворенные в штрафной изолятор, переведенные в помещения камерного типа или одиночные камеры, работают отдельно от других осужденных.

4. Утратила силу.

5. В случае перевода осужденных из штрафных изоляторов, помещений камерного типа, единых помещений камерного типа или одиночных камер в лечебно-профилактические учреждения уголовно-исполнительной системы срок их нахождения в указанных лечебных учреждениях засчитывается в срок отбывания взыскания».

В исправительных колониях самые строгие условия содержания устанавливаются в штрафных изоляторах. В них запрещаются свидания; телефонные разговоры; получение посылок, передач и бандеролей; приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости. Если осужденные не работают на свежем воздухе, им предоставляется ежедневная часовая прогулка. С осужденных, содержащихся в штрафных изоляторах колоний-поселений, взыскивается полная стоимость питания, предоставленного им по установленным нормам.

Осужденным запрещается брать с собой в штрафные изоляторы имеющиеся у них продукты питания и личные вещи, за исключением полотенца, мыла, зубной щетки, зубной пасты (зубного порошка), туалетной бумаги, средств личной гигиены (для женщин), выписанных ими журналов и газет, а также религиозной литературы, предметов культа индивидуального пользования для нательного или карманного ношения. Курение в штрафном изоляторе запрещено.

Положения, запрещающие осужденным брать в штрафные изоляторы имеющиеся у них продукты питания, а также устанавливающие запрет на курение в штрафном изоляторе, были оспорены в суде. По мнению заявителя, эти запреты противоречат закону, нарушают права осужденных и фактически являются дополнительным взысканием.

Этот запрет не может быть квалифицирован как пытка голодом, поскольку осужденные в штрафных изоляторах обеспечиваются питанием по общим нормам. До декабря 2003 г. в комментируемой статье содержалась ч. 4, которая предусматривала, что в штрафных изоляторах, помещениях камерного типа (единых помещениях камерного типа) и одиночных камерах питание неработающих осужденных осуществляется по пониженным нормам. Можно отметить, что Минимальные стандартные правила обращения с заключенными 1955 г. допускают применение дисциплинарных наказаний, предусматривающих строгое заключение или сокращение питания (п. 32.1).

Запрет на курение в дисциплинарных изоляторах установлен в Законе (ч. 1 ст. 137 УИК РФ), а запрет на курение в штрафных изоляторах - в ведомственном нормативном акте (п. 152 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений). Верховный Суд РФ в своем решении от 7 июля 2004 г. N ГКПИ04-867 указал, что курение не является охраняемым законом правом гражданина, не является оно и законным интересом осужденного. Это вредная привычка, и запрет на курение в штрафных изоляторах можно рассматривать в контексте повсеместной борьбы с курением. Конечно, этот запрет лицам, пристрастившимся к курению, объективно причиняет страдания. Как пояснили суду представители Министерства юстиции РФ и Генеральной прокуратуры РФ, запрет на курение в штрафных изоляторах не преследует цели причинения каких-либо страданий и оказания воздействия на никотинозависимое лицо. Данный запрет установлен исключительно в целях обеспечения пожарной безопасности и соблюдения санитарно-гигиенических требований. Кроме того, не должны нарушаться права осужденных, которые не курят.

Обучающиеся в общеобразовательных школах и профессионально-технических училищах в период нахождения в штрафных изоляторах на занятия не выводятся. Им разрешается иметь при себе учебники и предоставляется возможность самостоятельной учебы и консультаций с преподавателями. Осужденным разрешается пользоваться печатными изданиями из библиотеки учреждения. Письменные и почтовые принадлежности, имеющиеся у осужденных, хранятся у младшего инспектора по надзору за осужденными в штрафном изоляторе и выдаются им на время написания корреспонденции. Данное положение не нарушает право осужденных на обращение с заявлениями и жалобами, что подтвердил Верховный Суд РФ (решение от 20 сентября 2004 г. N ГКПИ04-1121).

Постельные принадлежности осужденным выдаются только на период сна. При выводе за пределы помещения им выдается одежда по сезону.

 Осужденные, переведенные в помещения камерного типа, единые помещения камерного типа или одиночные камеры в порядке взыскания, имеют право ежемесячно расходовать на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости средства, имеющиеся на их лицевых счетах, только в размере пятисот рублей; получать в течение шести месяцев одну посылку или передачу и одну бандероль. Если осужденные не работают на свежем воздухе, им предоставляется ежедневная прогулка продолжительностью полтора часа. Осужденным, не допускающим нарушения установленного порядка отбывания наказания в период их нахождения в помещениях камерного типа (единых помещениях камерного типа), время прогулки по постановлению начальника исправительного учреждения может быть увеличено до двух часов в день на срок до одного месяца. Это положение, в принципе, должно распространяться и на осужденных, содержащихся в одиночных камерах.

С разрешения администрации исправительного учреждения осужденные могут иметь в течение шести месяцев одно краткосрочное свидание. Это положение распространяется только на свидания с родственниками. О праве осужденных на свидания с адвокатами см. комментарий к ч. 4 ст. 89.

Осужденным, переведенным в помещения камерного типа (единые помещения камерного типа) или одиночные камеры, не разрешается брать с собой имеющиеся у них личные вещи, кроме продуктов питания (за исключением чая и кофе), полотенца, мыла, зубного порошка, пасты, зубной щетки, туалетной бумаги, табачных изделий и спичек (для женщин предметов гигиены), а также религиозной литературы, предметов культа индивидуального пользования для нательного или карманного ношения. Осужденным разрешается иметь при себе судебные решения по их делу, а также ответы по результатам рассмотрения предложений, заявлений, ходатайств и жалоб, простые карандаши, авторучки, стержни, тетради, почтовые марки, открытки, конверты, пользоваться печатными изданиями из библиотеки учреждения, выписывать книги, журналы и газеты. Лица, обучающиеся в общеобразовательных школах и профессионально-технических училищах, в период отбывания взыскания на занятия не выводятся. Им разрешается иметь при себе учебники и предоставляется возможность самостоятельной учебы и консультаций с преподавателями.

Прием пищи осужденными производится в камерах, а в рабочее время - на производственных объектах. Постельные принадлежности осужденным выдаются только на период сна. При выводе за пределы помещения им выдается одежда по сезону.

В суде был оспорен п. 159 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, в соответствии с которым лицам, переведенным в помещения камерного типа, постельные принадлежности выдаются только на время сна. Оспариваемый запрет корреспондирует с запретом (абз. 11 п. 15 Правил) осужденным находиться на спальных местах в не отведенное для сна время без разрешения администрации. А этот запрет распространяется на всех осужденных. Заявитель просил признать недействующим п. 159 Правил, поскольку он противоречит федеральному законодательству, нормам международного права и нарушает его права на здоровье, свободу от пыток и дурного обращения. Заявитель указывал, что он вынужден сидеть на железной кровати, стоять по двенадцать часов в день, что создает ему бесчеловечные, пыточные условия. Верховный Суд РФ в своем решении от 3 октября 2007 г. N ГКПИ07-1079 отметил, что осужденному необязательно стоять или сидеть на железной кровати, поскольку нормами обеспечения предусмотрено оборудование помещений камерного типа скамейками для сидения. В своей кассационной жалобе заявитель уже не ссылался на то, что ему посидеть негде, признал наличие лавок для сидения, но указал, что осужденные вынуждены целый год ежедневно сидеть по шестнадцать часов на этих лавках, т.е. подвергаться пыткам, которые суд признал законными. Кассационная инстанция (определение Верховного Суда РФ от 24 января 2008 г. N КАС07-723) не согласилась с тем, что ничегонеделание в виде сидения на лавке является пыткой, т.е. бесчеловечным или унижающим достоинство обращением, при котором намеренно причиняются суровые страдания. С другой стороны, почему осужденные все время, свободное от сна, сидят на лавках? Они не работают, не учатся, не принимают участие в воспитательных мероприятиях, не ходят на прогулку?

К осужденным, содержащимся в штрафном изоляторе, помещениях камерного типа (единых помещениях камерного типа) или одиночных камерах, по их просьбе приглашаются священнослужители, принадлежащие к зарегистрированным в установленном порядке религиозным объединениям, по выбору осужденных.

Осужденные, водворенные в штрафной изолятор, переведенные в помещения камерного типа или одиночные камеры, работают отдельно от других осужденных.

В случае перевода осужденных из штрафных изоляторов, помещений камерного типа (единых помещений камерного типа) или одиночных камер в лечебно-профилактические учреждения уголовно-исполнительной системы срок их нахождения в лечебных учреждениях засчитывается в срок отбывания взыскания. Если этот перевод обусловлен причинением умышленного вреда здоровью (симуляцией болезни), срок нахождения в лечебно-профилактических учреждениях в срок отбывания взыскания не засчитывается.

В режимных корпусах следственных изоляторов и тюрем, а также в штрафном изоляторе (далее - ШИЗО), дисциплинарном изоляторе (далее - ДИЗО), помещении камерного типа (далее - ПКТ), едином помещении камерного типа (далее - ЕПКТ), изолированных помещений строгих условий отбывания наказания оборудуются комнаты для проведения амбулаторного приема подозреваемых, обвиняемых и осужденных (далее - медицинские кабинеты).

Перед водворением подозреваемых, обвиняемых, осужденных в одиночную камеру или карцер, в ШИЗО, ДИЗО, ПКТ, ЕПКТ, изолированные помещения строгих условий отбывания наказания после вынесения решения о наказании производится медицинский осмотр с письменным заключением врача (фельдшера) о возможности содержания их в перечисленных помещениях (см. Порядок организации медицинской помощи лицам, отбывающим наказание в местах лишения свободы и заключенным под стражу (утв. приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ и Минюста РФ от 17 октября 2005 г. 640/190)

Территория ПКТ и ШИЗО, ЕПКТ отделяется от жилой (производственной) зоны просматриваемым коридором с созданным в нем рубежом обнаружения (здание ДИЗО размещается в изолированной зоне). В зданиях ПКТ и ШИЗО, ЕПКТ (ДИЗО) оборудуется рубеж обнаружения, проходящий по окнам и крыше здания.

Взыскания в виде водворения в штрафные и дисциплинарные изоляторы, ПКТ, ЕПКТ и одиночные камеры производятся с указанием срока содержания в этих помещениях.

К осужденным, переведенным в ПКТ, могут применяться все меры взыскания, кроме перевода в ПКТ, а к осужденным, содержащимся в ЕПКТ, - кроме перевода в ПКТ и ЕПКТ.

В случае применения к осужденному меры взыскания в виде перевода в ПКТ, ЕПКТ за злостное нарушение режима в штрафном изоляторе срок содержания в ПКТ, ЕПКТ исчисляется после отбытия взыскания в штрафном изоляторе.

Наиболее строгими мерами взыскания, применяемыми к злостным нарушителям установленного порядка отбывания наказания, являются переводы осужденных в ПКТ, ЕПКТ или одиночные камеры.

Осужденным, подвергнутым этим мерам взыскания, не разрешается брать с собой имеющиеся у них личные вещи, кроме продуктов питания, полотенца, мыла, зубного порошка, пасты, зубной щетки, туалетной бумаги, табачных изделий и спичек (для женщин - предметов гигиены), а также религиозной литературы, предметов культа индивидуального пользования для нательного или карманного ношения.

Они имеют право: ежемесячно расходовать на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости средства, имеющиеся на их лицевых счетах, в размере 500 руб.; получать в течение шести месяцев одну посылку или передачу и одну бандероль; пользоваться ежедневной прогулкой продолжительностью полтора часа.

Осужденным, не допускающим нарушения режима в период отбывания взыскания в ПКТ, ЕПКТ и одиночных камерах время прогулки по постановлению начальника исправительного учреждения может быть увеличено до двух часов в день на срок до одного месяца. Им разрешается иметь в течение шести месяцев одно краткосрочное свидание.

В ПКТ, ЕПКТ и одиночных камерах осужденным разрешается иметь при себе судебные решения по их делу, а также ответы по результатам рассмотрения предложений, заявлений, ходатайств и жалоб, простые карандаши, авторучки, стержни, тетради, почтовые марки, открытки, конверты, пользоваться печатными изданиями из библиотеки исправительного учреждения, выписывать книги, журналы и газеты.

При переводе осужденных из ПКТ, ЕПКТ либо из одиночных камер в штрафной изолятор за нарушения режима срок их содержания в штрафном изоляторе в срок содержания в ПКТ, ЕПКТ и в одиночных камерах не засчитывается.

 Лица, обучающиеся в образовательных школах, профессиональных училищах и на курсах профтехподготовки, в период нахождения в штрафном изоляторе, ПКТ, ЕПКТ и одиночных камерах на занятия не выводятся. Им разрешается иметь при себе учебники и предоставляется возможность самостоятельной учебы и консультаций с преподавателями.

К осужденным, содержащимся в штрафном изоляторе, ПКТ, ЕПКТ и одиночных камерах, по их просьбе приглашаются священнослужители, принадлежащие к зарегистрированным в установленном порядке религиозным объединениям, по выбору осужденных.

Медицинский осмотр и амбулаторное лечение осужденных, содержащихся в штрафном изоляторе, ПКТ, ЕПКТ и в одиночных камерах, осуществляется в специально оборудованном помещении. Санитарная обработка проводится отдельно от других осужденных. Больные осужденные размещаются в отдельных камерах по медицинским показаниям.

В случае перевода осужденных из штрафного изолятора, ПКТ, ЕПКТ и одиночных камер в лечебно-профилактические учреждения по причинам, не связанным с симуляцией болезни, срок их нахождения в лечебно-профилактических учреждениях уголовно-исполнительной системы засчитывается в срок отбывания взысканий.

 Дежурство в камерах штрафного изолятора, ПКТ, ЕПКТ возлагается поочередно на каждого осужденного. Дежурный по камере обязан следить за сохранностью камерного имущества, инвентаря и оборудования, получать для осужденных посуду, следить за чистотой в камере, производить уборку прогулочного двора и санузла, мыть бачок для питьевой воды. Другие обязанности дежурного могут устанавливаться администрацией исправительного учреждения.

СУС  - строгие  условия  содержания.

БУР -  барак  усиленного режима  или  профилактический  барак

ЗУР -  зона  усиленного режима.

Адвокат

                                                               М.И.Трепашкин

17  декабря  2012 года.

Shizo-1

Shizo-2